ßíäåêñ.Ìåòðèêà

Олег Дерипаска: Паника по поводу сырьевых цен слишком преувеличена



О потенциале развития ОК «РУСАЛ», экологических проблемах Китая, перспективных рынках и эффективности финансирования в интервью «России 24» рассказал председатель наблюдательного совета «Базового Элемента» Олег Дерипаска.

 

- Здесь, в Давосе, ведутся дискуссии о будущем мировой экономики, и, в том числе, российской. У России, помимо нефти и газа, есть большой экспортный потенциал. Это, в том числе, и металлургия, и машиностроение. Как вы его оцениваете? И какие меры правительства помогают ему реализовываться?

 

- Наша паника по поводу цен на сырьевых рынках - она немножечко преувеличена. Конечно, Россия в первую очередь ценна людьми и тем, что эти люди могут сделать. Поэтому те сырьевые ресурсы, которые у нас есть, и их трансформация в материалы, в компоненты, которые нужны мировому рынку… Ведь они то же самое делают. Они берут наши металлы, делают из них сплавы, делают полуфабрикаты, из которых появляются двигатели, компоненты для сложных узлов транспортного машиностроения. Все вопросы, которые мы можем решить, пока решают они.

 

Конечно, не в последнюю очередь это связано с такой непродуктивной политикой Центрального банка, которая делает нас абсолютно неконкурентоспособными. Если в Европе компании могут занять под 1,5% на 10 лет, то у нас это в лучшем случае 7-8% в валюте и больше 13% в рублях. Конечно, это основной вопрос сейчас.

 

Вы абсолютно правы - да, Россия сильна, в первую очередь, людьми, и то, что эти люди могут сделать. И то, что мы можем сделать из своего сырья, отправляя на экспорт уже материалы и полуфабрикаты, конечно, в разы может увеличить его объем, создать абсолютно новую занятость.

 

- Вы отметили, что это невозможно без финансирования. Но ведь ситуация в этой сфере тоже улучшается. И ЦБ тоже постепенно снижает ставки.

 

- Банк постоянно говорит о постепенном снижении. И этот разговор - он, конечно, вдохновляет четвертый год - невзирая на то, что у нас санкции, невзирая на то, что мы поставлены в достаточно жесткие условия, и наш президент постоянно указывает на то, что мы должны продолжать искать пути, и промышленность ищет пути, то, что сделало правительство, – это поддержка. Посмотрите - авторынок практически не упал, именно для российских производителей за последний год опять целиком. Это связано с субсидиями, целиком связано с поддержкой отрасли, программами развития. Но половина этих средств идет на компенсацию процентных ставок, которые стимулируют банки через политику ЦБ, которая заключается в том, чтобы их не снижать.

 

- Если говорить про экономику… И эксперты, и члены правительства уже говорят о постепенном восстановлении, о том, что постепенно мы начинаем расти. Вы, как представитель реального сектора, это ощущаете?

 

- Ситуация очень разная во всех секторах. Безусловно, сельское хозяйство получило достаточно большую поддержку, машиностроение имеет возможность развития за счет экспорта. Есть последние действия, которые ЦБ предпринял по укреплению рубля. Опять-таки мы понимаем, чего они хотят добиться - такая формальная галочка в снижении инфляции. Когда рубль укрепляется на 20%, тяжело выходить на экспорт, согласитесь. Конечно, в нашей ситуации это такой достаточно важный элемент поддержки наших продаж, увеличение экспортной выручки. Мы работаем над этим. Если посмотреть на наши смежные сектора, перевозки стабилизировались. То есть, я согласен, в каких-то отраслях есть не просто стабилизация, но и предпосылки для роста. Но роста без изменения кредитно-денежной политики не будет.

 

- Если говорить о рынке алюминия, какие факторы являются сегодня определяющими? И какие цены мы можем увидеть в 2017 году?

 

- Определяющий фактор один – это до тех пор, пока жители Азии, ну и, в первую очередь, наши китайские партнеры и их население, готовы дышать этим воздухом, цены на алюминий не стабилизируются. Потому что алюминий - энергоемкий материал. Основной источник энергии связан с сжиганием угля. Видели, уже несколько недель Пекин и четыре основных провинции - в «красной зоне», но, тем не менее, они не сдаются, они продолжают наращивать производство. В этом году они нарастили производство почти на 4%. Надо понимать, что они производят больше половины мирового объема. И, тем не менее, мы достаточно оптимистичны. Мы считаем, что те усилия, которые у нас в стране прикладываются именно к экологии, к уменьшению воздействия на окружающую среду, это создает нам долгосрочные преимущества.

 

Президент объявил текущий год Годом экологии, правительство приняло важный закон и создало условия для перехода промышленности на новые технологии, с меньшим воздействием на окружающую среду. Конечно, следующие два года будут все еще тяжелые, по крайней мере, для нашей отрасли. Но, как я сказал, и то, что вы правильно заметили, это переход к производству материалов, полуфабрикатов, экспорт этих материалов, развитие внутреннего рынка. Это наша основа для развития.

 

- Так все же что будет с ценами?

 

- Цены будут стабильны.

 

- Насколько стабильны?

 

- Большого повышения мы не можем ждать.

 

- Но вы же закладываете в бюджет какие-то цифры?

 

- По бизнес-плану на следующий год закладываем $1650 за тонну. Очень консервативно. У нас очень консервативный бизнес-план. Опять-таки это связано с тем, что в таких макроусловиях - в первую очередь, кредитно-денежной политики, когда никакие инвестиции не окупаются по сравнению со ставками, которые ЦБ поддерживает в экономике, конечно, очень важно производить своевременное погашение кредита. Может быть, опережающее то, что мы делаем. «РУСАЛ» за последние годы существенно уменьшил долговую нагрузку. Привел в порядок основные активы, создал новые возможности и то, что мы сейчас закладываем, - это очень консервативный сценарий. Цены на уровне 1650. И, соответственно, достаточно высокие ставки на внутреннем рынке для подтверждения этой политики ЦБ – «назло всем отморозим уши».

 

- Олег Владимирович, вы говорили о том, что «РУСАЛ» снизил долговую нагрузку. Но теперь ведь вы опять планируете ее нарастить, и уже объявлялось о том, что проходят встречи с инвесторами, планируется выпуск облигаций. Расскажите, пожалуйста, поподробнее об этом.

 

- Поподробнее пока не можем – по крайней мере, в ближайшие несколько дней. Да, мы будем привлекать средства - опять-таки, внешний рынок для нас дешевле.

 

- Насколько?

 

- Почти на 2%, то есть, на 200 базисных пунктов. И то, что мы делаем, – это привлекаем долгосрочное финансирование на внешнем рынке. Мы и до этого делали, просто сейчас, после некого смягчения, особенно, на европейских финансовых рынках, для нас более привлекательно. Да, и мы гасим кредиты, взятые у российских банков, которые вынуждены занимать у ЦБ по очень высоким ставкам.

 

- На рынке алюминия возможен дефицит в этом году?

 

- Я боюсь, рановато пока судить. Все зависит от объемов и потребления, и производства в Китае. Как я сказал, их правительство, хотя и заявляет сокращение объемов, о системных мерах по снижению воздействия на окружающую среду, но, тем не менее мы видим: в первые три недели декабря четыре основные провинции Китая были в «красном цвете». То есть, там в 6 раз превышал уровень выбросов по сравнению с нормами Всемирной организации здравоохранения. Тем не менее, они продолжат выпускать продукцию. То есть, это такой внутренний политический вопрос. Когда они смогут принять решение о том, что нужно останавливать производство, делать выбор в пользу здоровья людей? Ну, думаю, пару лет это займет.

 

- Если говорить про «Группу ГАЗ», то какие основные задачи стоят на этот год?

 

- Экспорт. Мы видели, мы производили, и мы очень довольны трудом людей, инженеров «ГАЗа», тем большим улучшением, которое связано с качеством продукции. В Ганновере была выставка, которую все отметили. Все ведущие СМИ в этот раз сказали, что русские идут уже с товарами. Для нас, конечно, основной вопрос – это выход на экспорт.

 

- А какие рынки в приоритете?

 

- Для нас основные рынки – это, безусловно, Латинская Америка, Ближний Восток, Юго-Восточная Азия. Конечно, та поддержка, которую правительство оказывает через экспортно-импортное агентство, она, конечно, важна, но опять-таки важны долгосрочные возможности по заимствованию - тем более, это заимствования в валюте. Мы пока еще ограничены. Есть определенные ограничения. Но ЦБ не уделяет никакого внимания,  хотя это вроде бы в его интересах – ведь экспорт это увеличение притока валютной выручки. Но слова Центробанка пока расходятся с делом.

 

- На рынок Ирана вы планируете выходить?

 

- Иран… Мы пытаемся понять, что будет в этом году. Заявления, которые прозвучали в процессе предвыборных дискуссий в Америке, о том, что нужно пересмотреть американскую политику по отношению к Ирану и та сделка, которая была совершена… Сейчас очень рискованная ситуация. Мы решили подождать пару лет, чтобы оценить, каким все-таки будет реальное положение дел.

 

- В ближайшее время вы планируете закрыть сделку по приобретению аэропорта Владивостока. А вы видите потенциал в этом регионе?

 

- Наша группа «Базовый Элемент» совместно со Сбербанком и сингапурской группой Changi давно занимается развитием инфраструктуры, связанной с воздушным сообщением. Это не только аэропорт Владивостока, это и Красноярск, и южные аэропорты. И, конечно, нам очень важна та сделка, которую правительство поддерживало, связанная с созданием опытной управляющей компании, с привлечением нового пассажиропотока... И мы смотрим на дальнейшее. Мы надеемся, что в следующем году мы завершим строительство терминала в Красноярске, которое приурочено к открытию универсиады. Мы готовы идти дальше. Но опять-таки очень высокая стоимость заимствования делает пока эти инвестиции малоокупаемыми.


Россия 24, 19.01.2017

 
 
Оставить комментарий

CAPTCHA
 

Комментариев: 0